Реджио-педагогика

Реджио-педагогика – своего рода философия воспитания, возникшая в послевоенной Италии и спустя несколько десятилетий получившая признание во всем мире. Мы расскажем о том, что лежало у ее истоков и чем детские сады, использующие реджио-педагогику, отличаются от обычных.

История реджио-педагогики

Создатель реджио-педагогики – итальянский педагог и психолог Лорис Малагуцци (1920–1994). Он вырос в небольшом городе на севере Италии, который позже стал местом его педагогических экспериментов – Реджио Эмилия. В военные годы Малагуцци работает в школе, а позже, получив ученую степень по педагогике, в муниципальной психологической медицинской консультации для детей с ограниченными возможностями. А в начале шестидесятых вместе с администрацией и активными жителями Реджио Эмилии начинает создание уникальной для своего времени сети детских дошкольных учреждений для детей от трех до шести лет. Среди тех, кто повлиял на взгляды Малагуцци, были его знаменитая соотечественница Мария Монтессори и выдающийся советский психолог Лев Выготский.

Новые дошкольные учреждения имели подчеркнуто светский характер и статус муниципальных (большинство учебных заведений для дошкольников в Италии в то время были либо католическими, либо частными). Финансирование состояло из бюджетных средств и платы, которую вносили родители (ее размер зависел от доходов семьи). Несмотря на это, мест не хватало. Детей принимали по конкурсу, делая исключение для детей-инвалидов и детей из неполных семей: для Малагуцци и его сторонников была очень важна идея безусловного права ребенка на воспитание и образование – независимо от его происхождения, социального статуса семьи или каких-то физических ограничений.

В 1970 году по инициативе работающих горожанок появились и учреждения для детей младшего возраста – в них принимали с трехмесячного возраста. А в 1991 году Newsweek назвала подход Малагуцци и Реджио Эмилии лучшим в мире. Эта публикации пробудила интерес к нему в США и других странах. Начинает она использоваться и в России. А на родине реджио-педагогики созданы фонд Reggio Children и Международный центр имени Лориса Малагуцци.

У ребенка сто языков

Малагуцци не разработал конкретных методик работы с детьми, его подход – это скорее философия. Ярко и лаконично он выразил ее в своем знаменитом стихотворении – своего рода педагогической декларации. «У ребенка сто языков», – говорится в ней. Ребенок – не tabula rasa, не пустой сосуд и тем более не что-то, что надо переделать. Способы восприятия, познания, самовыражения, доступные ребенку, бесконечно разнообразны. Но обычная педагогика не стремится раскрыть этот потенциал: «У ребенка сто языков, но у него крадут девяносто девять». Это разнообразие не признается в мире взрослых, которые хотят сделать из ребенка лишь еще одно подобие самих себя, лишить его того, что в нем заложено. «Школа и культура отделяют голову от тела», то есть учат мыслить и чувствовать в узких заданных рамках. Даже «любить и удивляться» ребенка учат по расписанию – «на Рождество и на Пасху».

Педагог – это помощник

Чтобы этого избежать, реджио-педагогика предлагает помогать ребенку в его развитии, а не подгонять его под общие для всех требования.

Это почти партнерство: педагог относится к маленькому человеку со вниманием и уважением, поощряет его задавать вопросы и не спешит предлагать готовые ответы, побуждая размышлять и фантазировать; не торопит, не смотрит на него свысока.

Учебных планов в этих детских садах нет: все дети разные, а значит, написать такой план не получится. Обучающая помощь педагога должна определяться сегодняшними интересами и потребностями каждого ребенка. Объектом совместного изучения в детских садах становятся природные и социальные явления, предметы, созданные человеком и т. д. Едва ли не любая ситуация может быть педагогической, то есть давать повод к познанию, размышлению и поиску.

Вот как об этом рассказала Newsweek: «Лука, ему 4 года, приклеил настоящие листья к дереву на своей картине. Он выбрал один листик из корзины высушенных растений и цветов. “Ты заметил, что лист выглядит по-разному сзади и спереди?” – спросил его учитель, показывая ему разную фактуру и прожилки. Лука изучил обе стороны, прежде чем решить, какая из них лучше всего подходит для его картины».

Такой подход требует от педагога постоянного профессионального развития, и на это сотрудникам детских садов отводят специальное время. Воспитатели вместе обсуждают происходящее, работают с педагогом-куратором, обмениваются опытом с коллегами из других городов.

Научить может даже мусор

Из этого принципа вытекает еще одна особенность. Реджио-педагогика большое значение придает обучающим возможностям среды, которая окружает ребенка. Классы детских садов называют третьим учителем. Чтобы ребенок проявил интерес к природе, технике или искусству, у него должна быть такая возможность. Поэтому в классах можно увидеть самые разные инструменты и материалы: краски, глину, песок, разные сорта бумаги, дерево, картон, засушенные растения, семена, карандаши и ручки, нитки, проволоку, пуговицы, ленты, гипс, камни, перья, винтики, фольгу… и даже простой мусор. Сторонники реджио-педагогики считают, что обычные вещи могут научить ребенка большему, чем «специальные» игрушки. Общими усилиями детей и педагогов все это разнообразие содержится в порядке.

Внимание уделяется и помещениям, в которых находятся дети. Классы должны создавать чувство защищенности, давать возможность для уединения и в то же время – для игр и занятий. В них есть плоскости разного уровня, уголки и домики, шкафчики и ящики, а еще много зеркал. Особая творческая зона называется ателье, а за все, связанное с творчеством, отвечает отдельный сотрудник – художник-ательерист.

Наконец, в отличие от вальдорфских детских садов, воспитанников не ограждают от современных технологий. Под присмотром взрослых они могут поработать с микроскопом, фотоаппаратом, ноутбуком, проектором и т. д.

Общение и сотрудничество

Реджио-педагогика родилась из движения активных жителей коммуны, или, по определению Newsweek, женщин, которые построили новую школу на оставленных войной обломках. С самого начала родители участвовали в работе новых детских садов. А сами детские сады выходили на улицы города, чтобы показать детям, как он живет, и привлечь новых сторонников.

Так происходит и сегодня. Родители не просто «сдают» ребенка педагогам, но и сами проводят время с детьми и участвуют в их занятиях. А дети не сидят в четырех стенах: они ходят в музеи, на экскурсии (в том числе на работу к родителям), приобщаются к происходящему в городе.

В классах большое значение имеет работа в группах: детей учат прислушиваться к мнению других, аргументировать свою позицию и вместе делать общее дело. Само дело, или проект, как правило, возникает спонтанно. Один ребенок находит себе новое интересное занятие и с помощью педагога увлекает других; а иногда детям предлагают вместе решить какую-то практическую проблему, возникшую в детском саду. При этом важен не результат, а процесс, который дает новые возможности для познания и развития.

Наблюдение и документация

В детских садах, работающих по принципам реджио-педагогики, не используются стандартизированные системы контроля. Дети не проходят тестирований, уровень их развития и знаний не оценивается по единым критериям. В то же время все, что происходит на занятиях, подробно документируется: педагоги делают записи, сохраняют детские поделки и рисунки, собирают фото и видео. Это позволяет педагогам, с одной стороны, отслеживать личные результаты каждого ребенка, с другой – постоянно учиться, анализируя собранный материал. По-новому оценить свой опыт, вернуться к нему через некоторое время могут и дети. К тому же важен сам факт записи: дети видят, что взрослые прислушиваются к ним и серьезно относятся к их словам и поступкам.

Критика

Реджио-педагогику критиковали по большей части не за какие-то теоретические положения или практические приемы. Сомнения у критиков вызывала сама возможность повторить уникальный опыт коммуны Реджио Эмилия в иных условиях. Даже менее богатые регионы Италии не смогли бы позволить себе нечто подобное в шестидесятые годы (и даже много позже). А после того как идеи Лориса Малагуцци стали известны в мире, встал вопрос об их применимости в другой национальной культурной среде. В какой-то степени эти опасения оказались напрасными: детские учреждения подобного рода уже созданы в десятках стран в Европе, Америке, Азии и Африке. Создано международное объединение – Reggio Children’s International Network; проводятся исследования о том, как работает реджио-педагогика в мультикультурной среде.

А главное, самые общие принципы реджио-педагогики – уважение к ребенку, внимание к его интересам и потребностям – разделяют очень многие родители и педагоги по всему миру, даже те, кто никогда о ней не слышал.

Смотреть в глаза ребёнку и уважать его

В реджио-педагогике очень важно быть наравне с ребёнком. Не опуститься до него, а подняться. Как часто взрослые смотрят малышам в глаза при общении? Зачастую взрослый находится наверху, а ребёнок смотрит на него с низу. В системе, разработанной Малагуцци, детям дают почувствовать, что они – часть коллектива. Будь то другие дети, взрослые или воспитатели в детском саду.

Поэтому общаясь с ребёнком, важно быть с ним наравне, смотреть в глаза. Сидеть на полу или на детском стульчике, чтобы сохранять зрительный контакт. Но если вы рассматриваете, например, произведение искусства, стоит поднять ребёнка до вашего уровня глаз.

Объяснять правила и спрашивать

Ребёнок не может знать всего, что уже познал взрослый. Это касается в том числе правил поведения в разных местах. Следует объяснять ребёнку, почему мы по-разному ведём себя на стадионе и в театре. Почему даже наша одежда в этих местах отличается.

Обязательно стоит донести, почему вы ввели это правило. Что оно имеет свои основания. Можно предложить ребёнку несколько моделей поведения в какой-либо ситуации, чтобы он не терялся, а знал, что в этом контексте так вести себя приемлемо.

Задавайте открытые, а не закрытые вопросы, на которые можно ответить только «да» или «нет». У ребёнка должен появиться интерес, а с закрытыми вопросами этого не получится.

По-другому!

Не неправильно, а по-другому. «Слон зелёный» ­– скажет ребёнок. Не говорите, что он не прав. Лучше спросите: «А почему этот слон может быть зелёным?». И вы тут же получите несколько версий, почему так могло случиться. Пусть ребёнок мыслит не так, что что-то может быть неправильно. Предлагайте ему представлять, что просто некоторые вещи бывают другими. Так вы позволяете малышу мыслить шире. Он сам придёт к мысли, что слон, скорее всего, чаще серый, а не зелёный. Но если вдруг он и позеленел, то у ребёнка точно найдётся этому объяснение!

Давать право выбора и не торопить

В реджио-педагогике большая часто программы посвящена теме выбора. Но прежде, чем предлагать альтернативу, нужно быть уверенными к готовности ребёнка. Не спешите – это главное.

Мы всё время спешим. Собираясь в садик, вы можете поинтересоваться у малыша, хочет ли он чай с сахаром или без, с лимоном или без. Вы можете подумать, что в таком случае везде опоздаете. Но даже такой маленький выбор формирует ребёнка. Сегодня он выбирает съесть чёрный или белый хлеб, а завтра его выбор станет шире, и главное – он будет готов его сделать.

Выбирать самому одежду – это такое удовольствие. А чтобы не торопить утром малыша с выбором, позвольте сделать ему это с вечера. А если утром поменялась погода, а наряд выбран неподходящий? Тогда попробуйте аргументировать, почему выбор стоит изменить. Если ребёнок не внял вашим аргументам, предложите положить запасной наряд. Малыш должен понимать, что нет безвыходных ситуаций. Всегда есть выбор.

Родителей может сначала пугать свобода выбора. Но свобода выбора не равно отсутствие границ. Предлагайте изначально такие варианты ребёнку, чтобы любой выбор был в рамках дозволенного. А со временем малыш сам начнёт чувствовать все эти границы.

Учиться всегда и везде

Не обязательно выделять определённое время для изучения чего-либо. Можно учиться в любой ситуации! Обедая, спросите, как малыш думает, из чего сделан этот суп. И имея уже свой опыт, ребёнок проведёт ряд логических цепочек и скажет о своих догадках.

Читая книгу про воробьёв, спросите, а где можно увидеть этих птиц? В парке, в лесу! А что они едят?  А могут ли то же самое есть вороны? И вот уже одно знание вытекает из другого. И это не скучное заучивание, а настоящая игра!

Знания – везде! Учась игре в шахматы, можно выучить, что такое лево и право, чем отличаются горизонтальные линии и вертикальные.

Знания можно получать не только из собственного опыта или опыта родителей, но и от других деток. Если задать им вопрос «А за что вы любите/не любите осень?», то можно получить много самых разных ответов с удивительными аргументами! Если поинтересоваться у малышей, что они знают о том или ином предмете, детки будут учиться друг у друга, делясь информацией.

Фантазии важнее чтения

Родители стараются научить ребёнка читать и писать как можно раньше. Вы знаете хоть одного взрослого, не умеющего это делать? Скорее всего, нет. А вот не шаблонно мыслить? Таких людей уже гораздо меньше.

Именно поэтому в реджио-педагогике такой упор делают на разного рода проекты, внутри которых и читать, и писать, и считать легко можно научиться. Но и при этом ещё и развивать творческое мышление.

Чем старше мы становимся, тем больше логика вытесняет у нас фантазию. И если с детства не развивать её, то во взрослом возрасте останется одна скупая логика. Не будет идей, которые будоражат и дают свежие эмоции!

Поэтому в дошкольном возрасте важно много времени уделять развитию образного мышления, фантазии и всякого рода творческим задачам!

Уважай ребёнка!

1
Каждый ребёнок должен чувствовать себя важной частью коллектива. Учитель не должен быть главным, его функция состоит в мягком дирижировании процесса. Все дети должны принимать активное участие в обсуждениях.

Педагог должен организовать взаимоотношения с учениками так, чтоб те воспринимали его как члена группы, а не руководителя.

Уважать детей и поддерживать контакт глаз

Главное в данном направлении педагогики: не принижать воспитанников во всех смыслах. Ребенок — часть коллектива, и он также значим, как другие дети и учитель. Это определяет весь стиль общения, в том числе невербальную его часть: контакт глаз. Как часто учитель или воспитатель смотрят подопечному в глаза при разговоре, находясь с ним на одном уровне? Что видят дети, заглядывающие в лицо педагогу снизу вверх?

Быть на одном уровне физически — очень важно, по мнению Л. Малагуцци. Поэтому, общаясь с воспитанниками, надо располагаться так, чтобы не затруднять им контакт глаз, не нависать над ними: пользоваться низким стульчиком, подушкой на полу. А вот при показе детям картин и других интересных предметов, находящихся на высоте, учеников поднимают или предоставляют подставочки для ног.

Уважать ребёнка и смотреть ему в глаза

Самое главное в реджио-педагогике: ребёнок чувствует, что он является частью большого или маленького коллектива, где он так же ценен, как другой — неважно, другой ли это ребёнок, родитель, педагог. Мы говорим: надо не опуститься до ребёнка, а подняться до него. И это в прямом и в переносном смысле.

Как часто мы смотрим детям в глаза, разговаривая с ними? Мы всё время смотрим на ребёнка сверху, а он на нас смотрит снизу. Что он видит? Уж точно не наши глаза. Мы должны быть с ребёнком на одном уровне. Сидеть с ним на детском стуле или на полу, разговаривать, глядя ему в глаза, есть с ним — и когда мы едим, мы должны тоже находиться на одном уровне. А когда мы смотрим какое-то произведение искусства, мы, наоборот, поднимаем ребёнка на уровень картины.

Учитель объясняет правила и задает вопросы

Учитель объясняет правила и задает вопросы

Правила очень важны: тут мы носим одну одежду, в походе — другую, в театре — третью. На этом уроке высказываться могут все, на лекции учитель в приоритете. Не стоит ждать, пока ребенок, как телепат, догадается о правилах поведения, отношений, выстроит свои границы. Это необходимо объяснять с самого начала обучения, понемногу и ежедневно.

Однако, в соответствии с теорией о «зоне ближайшего развития» Л. В. Выготского, прежде, чем начинать что-то объяснять, как правила, так и новую информацию, необходимо выяснить, на каком этапе дети находятся сейчас. Надо спросить: «А что вы об этом знаете?». Причем открытые вопросы должны превалировать в общении с детьми, ответы «да» и «нет» неинформативны.

Это важно не только для определения уровня познаний, но и для обратного контакта. Если детям рассказывать то, что они уже знают, то интерес к обучению снижается, и учитель становится «говорящей головой», слушать которую совсем не обязательно.

Объяснить правила и задать вопрос

Ребёнок не может знать, что вы думаете, не может догадаться, чего вы от него хотите. Главная задача — объяснить, что существуют правила. В этом пространстве могут быть одни правила, в другом пространстве могут быть другие. Мы не ведём себя на стадионе, как в театре, — даже наша одежда совершенно разная. И мы должны транслировать ребёнку эти правила.

Надо обязательно объяснить, почему вы ввели это правило. Почему вы хотите, чтобы было так? Почему иногда можно на одном занятии не поднимать руку, когда идёт дискуссия, а на другом, когда много народу, мы должны подать какой-то знак, прежде чем говорить, и дождаться, пока спросят? Объясняя свою позицию, мы даём ребёнку инструменты — как ему поступить. Он может говорить, может молчать, может поднять руку, может дождаться, когда к нему обратятся.

Но прежде чем объяснять и транслировать правила, да и просто о чём-то рассказывать, мы должны задать открытый вопрос. Что дети уже знают об этом?

Реджио-педагогика взяла очень много у Льва Выготского. Он говорил: мы должны понять, где, в какой точке по тому или иному вопросу ребёнок находится сейчас — и мы узнаем зону его ближайшего развития.

Поэтому наша задача, и педагогов и родителей, как можно больше задавать открытых вопросов и почти не задавать закрытых, на которые можно ответить «да» или «нет». Всё-таки мы должны побудить ребёнка подумать, построить свою версию и высказать её. Не быть говорящей головой, а спросить. Интерес ребёнка теряется, если мы начинаем говорить то, что он уже знает.

Не «неправильно», а «по-другому»

«Небо красное!» — говорит ребёнок. Не спешите поправлять, ведь это даёт мотивацию подумать: а может ли быть небо красным вообще? Это может стать толчком к какому-то исследованию, к расширению знаний. Мы не должны останавливать и говорить: «Нет, так не бывает!» Надо попытаться вместе со своим ребёнком понять, когда это может быть? Возможно ли это увидеть? На самом деле я не знаю цвета, каким не может быть небо.

Однажды в детском саду ребёнок нарисовал оранжевого ежа. И реакция педагога была: «Ёжик не может быть оранжевым. Он серый, коричневатый, ещё какой-то. Но только не оранжевый». Придя на занятие в другой группе, с детьми четырёх и пяти лет, я решила задать вопрос: «Могут ли ёжики быть оранжевыми?» Такая тишина наступила сначала… И началось! Я получила больше десяти версий. Один сказал, что ёжик вымазался в глине. Другие говорили, что ёжик может быть оранжевым осенью, потому что на него упали листья. Третьи сказали: он, может быть, в подосиновиках весь. Кто-то ещё сказал, что это сказочный ёжик, «и художник нарисовал оранжевого ёжика, потому что это сказка про оранжевого ёжика». Феноменальный ответ! И был очень интересный ответ в конце: «А может быть, у ёжика была аллергия на апельсины?»

Это такая радость для детей! Понимать, что нет одного правильного ответа. Что тебе не говорят: это правильно, а это неправильно. Поэтому вводите другие термины в общении с детьми: «Это так, а это — по-другому». Это не хорошо, не плохо — это просто по-другому. Вы думаете так — ваш ребёнок думает по-другому. Это даёт почву, чтобы разговаривать: почему он так думает? Почему вы так думаете?

Нет неправильного. Есть «по-другому»

Критикуя высказывания и ответы детей в формате «так неправильно», взрослый своими руками приостанавливает познавательную активность. «Небо красным не бывает, это неправильно». «Лиса — рыжая, и никак иначе». А если небо — закатное, а лиса — сказочная, в зеленой шубке с жемчугами? Вместо критики и насаждений правильного взрослого мнения надо вместе с ребенком и другими детьми подумать, когда так может быть? Можно ли увидеть небо красным?

Вместо неправильных вариантов есть вариант «по-другому». В обычном лесу лиса рыжая, если, конечно, не измазалась в зеленке. А в сказке — по-другому. Не лучше и не хуже. И нет единственного правильного варианта ответа, а значит, дети не боятся активно познавать мир и совершать ошибки.

Этот метод также позволяет активно обсуждать все с малышами, выяснять, почему они думают так? А почему учитель думает по-другому?

Предлагать выбор и не торопить

Целый блок в реджио-педагогике посвящён теме выбора, это очень важная вещь. Но я опять возвращаюсь к тому, что прежде чем учить детей выбору, мы должны быть готовы к этому. Мы не должны спешить — это одно из главных правил.

Потому что утром мы спешим, мы делаем бутерброд — не спрашивая, мы наливаем чай — не спрашивая. Когда мы задаём вопрос, выбор обязательно должен быть: «Ты хочешь чай с лимоном или без? Сладкий или нет?». Вы скажете: сложно, мы опоздаем в сад, мы опоздаем ещё куда-то. Но поэтому и здесь существуют некоторые правила: чем меньше ребёнок, тем меньше опций у него для выбора. Но в любом случае даже трёхлетний ребёнок может выбрать — белый или чёрный хлеб он будет есть. И сам положить на него кусочек сыра. У него выбор сегодня только в хлебе, но он у него есть.

Или выбор одежды. Родители часто утром говорят: «Мы опоздали, потому что выбирали». Но можно ввести правило и выбирать одежду для утренней прогулки или детского сада с вечера. Ребёнок может её долго выбирать или недолго — если он её выбрал с вечера. А если утром поменялась погода, а ребёнок выбрал фланелевое платье? Значит, надо помочь и аргументировать: да, можешь, конечно, надеть, но тебе будет жарко. Задайте вопрос: что нужно сделать, чтобы тебе в этом не было жарко? Может быть, сменное платье положить?

Ребёнок должен всегда понимать: нет безвыходных ситуаций, есть решение вопроса

Он решил идти в этом, но у него в рюкзаке есть другая одежда. Ваши аргументы ребёнок не принял, но он понял, что есть какой-то другой путь. Это платье или рубашка может там пролежать, он ими не воспользуется, но он знает, что есть решение. И абсолютно никаких негативных эмоций.

Если придерживаться идеи о том, что выбор есть всегда, то лучше не делать порционную еду. Ребёнок с трёх лет запросто с вашей помощью может себе налить суп из ёмкости, которую вы поставите на стол. Он решит сколько и сам выберет — бульон налить или густой суп. Это для него целое приключение: не ему налили суп, сколько мама посчитала нужным, а он сам! И сразу возникает интерес к еде. Чем ребёнок старше, тем больше ситуаций, когда он делает выбор. Постепенно мы будем требовать аргументации: «Почему ты это выбрал, расскажи?»

Родители всё время путают две вещи: свобода выбора не означает отсутствие границ. Это не будет легко, но ребёнку потом в жизни будет легче. Он будет знать, зачем он что-то делает, почему выбирает именно это.

Учиться в любой ситуации

В реджио-педагогике есть такой принцип: нет определённого времени для получения знаний. Вот вы сидите за обеденным столом. Можно задать вопрос: как ты думаешь, из чего этот суп? У ребёнка есть опыт, и он может предполагать. Так, это оранжевый суп. Что может быть оранжевым? «А, я знаю, тыква оранжевая!» Но нет кусочков — что же сделали с этой тыквой? «А, её смололи!» Чем смололи? Комбайном или миксером — и покажите в следующий раз, как это делается.

Это даёт нам некую мотивацию делать с ребёнком проекты: ответы на вопросы, которые мы находим с помощью исследования. Например, вы читаете книгу «Где обедал воробей?». Где ещё можно понаблюдать за воробьём, где он ест на самом деле? На детской площадке не увидели — пошли в лес, в парк. Пока воробья не видно, но прилетела ворона! И мы попутно узнали, что ворона ест. Может ли воробей есть то же, что и ворона? Появляются вопросы, на которые ребёнок отвечает с помощью наблюдения. Можно расширить знания с помощью книги, фильм показать, сходить в музей.

Я ещё люблю такой термин — свидание с творчеством. Это не обязательно свидание с каким-то высоким искусством. Можно и в булочную сходить! Посмотреть, какие там булки, и подумать: а как же их пекут? Может быть, на хлебозавод съездить на экскурсию, а может, устроить дома булочную вместе с ребёнком.

Часто ребёнок получает знания, которые разложены по полочкам. Здесь — математика, здесь — рисование, здесь — язык. На самом деле это деление должно быть условным

Например, начиная учиться играть в шахматы, мы можем начать изучать клетку, горизонталь, вертикаль, ориентирование в пространстве: вправо, влево. Если мы говорим о развитии речи, то мы можем изучать согласование текста с движением, включить сюда творческую деятельность, описательную, признаки предмета.

Когда мы обсуждаем что-то, мы не говорим, хорошо это или плохо, — мы говорим о своём личном отношении. «Мне не нравится осень». Почему? А за что можно это холодное и дождливое время любить? И кто-то из детей говорит: «На самом деле так классно, что можно бегать по лужам!». А другой спорит: «Но ведь ты будешь мокрым и заболеешь!». Тогда оппонент продолжает: «Но ведь можно правильно одеться, надеть дождевик и сапоги!»

И ещё один важный момент, на который мы обращаем внимание в реджио-педагогике: информацию о чём-то ребёнок может получить не только от взрослого. Когда взрослый задаёт вопрос: «Что вы знаете об этом предмете?» — опыт кого-то из детей уже позволяет ему ответить, а другие получают знания от него, от своего сверстника. Таким образом, ребёнок учится обрабатывать информацию не только ту, которую говорит взрослый. А взрослый при этом не останавливает ребёнка и слушает его.

Фантазировать важнее, чем читать

У многих родителей главная задача — скорее научить читать и считать. На самом деле ни я, ни вы не знаем ни одного человека в своём окружении, который не мог бы этого делать. Но мы найдём очень много людей вокруг себя, которые не обладают способностью аргументировать, размышлять, придумывать какие-то проекты, я уж не говорю о том, чтобы планировать их, создавать новые концепции. Поэтому, мне кажется, главная задача — это развитие творческого мышления. Мы пропагандируем развитие проектного мышления, потому что в проекте, не важно, какой тематики, можно и посчитать, и рассказать о признаках предмета, и зарисовать его, и сравнить.

Фантазирование, образное мышление у нас развито тем лучше, чем мы младше. Но потом это образное мышление начинает давить логика. И если творческое начало не поддерживать, если ему такое развитие не дать, то логика задавит и вряд ли мы что-то приобретём в этом смысле дальнейшем.

Не важно, кем мы будем, — логика придавила нас и мы живём. Да, логически выстроен у нас день от и до. Но где тут вкус к жизни? Где тут идеи, которые будоражат? Поэтому в дошкольном возрасте так важно отдавать предпочтение творчеству, развитию любознательности, любопытства и навыков исследовательской деятельности.

Выбор есть всегда

Это важный блок в направлении реджио-педагогики, и данного принципа приходится придерживаться не только учителям, но и родителям: всегда предоставлять выбор.

Чем младше ребенок, тем ограниченнее у него возможности выбора, однако в любой ситуации можно предложить что-то. Например, чай или компот на завтрак? Сам положишь сыр на хлеб или мама? И важно не торопить, дать малышу возможность действительно выбрать и решить самостоятельно, что надеть на улицу, какую книжку почитать на ночь. А чтобы с утра не опоздать на занятия, выбор надо сделать вечером. Если этот процесс будет затягиваться, можно предложить другой выбор: одежду для ребенка подберут родители, а вместо этого перед сном подольше почитаем.

Этот принцип помогает детям осознавать, что безвыходных ситуаций не существует, всегда можно найти решение, которое зависит от них. По мере взросления можно начинать просить обосновать свой выбор: «Почему ты выбрала зеленые рейтузы, расскажи». И не стоит путать свободный выбор и отсутствие границ: на обед едим суп, но выбор все равно есть. Можно попросить маму налить его в другую тарелку, самому зачерпнуть погуще или отказаться от кусочка курицы в бульоне. Суп — данность, остальное — выбор.

Любая ситуация — обучающая

У педагога в реджио-педагогике нет конкретного времени для обучения: образовательный и воспитательный процессы не могут ограничиваться уроками. Например, в столовой можно спросить: «Из чего у нас сегодня суп? Как вы думаете, почему он оранжевого цвета?» Дети подключают свои знания и во внеклассном пространстве, вспоминают, какие овощи — оранжевые, и размышляют, почему в супе не видно кусочков морковки.

При этом важно, что информация может исходить не только от учителя, но и от других детей, каждый становится участником образовательного процесса, и мнение всех ценно.

Любой момент может быть образовательным. Почему хлеб на столе — белый и коричневый? А бывает желтый? А если в тесто добавить морковку, что будет?

Не должно быть строгого разделения на отдельные предметы: чтение сочетается с познанием окружающего мира, математикой, рисованием. Прочитали про воробья, и на прогулке изучаем, где и что едят воробьи, сколько их, как нарисовать воробья, а как — голубя? А еще интересно, будут ли птицы есть оранжевый хлеб с морковью?

Фантазия для ребенка важнее умения читать и считать

Фантазия для ребенка важнее умения читать и считать

Многие родители считают, что самое главное для дошкольника и младшего школьника — умение читать и считать. На это затрачиваются усилия, нервы, финансы.

На самом деле мало кто из современных взрослых не обладает данными навыками, а вот навыки креативного мышления, умение аргументированно объяснять свою точку зрения, способность к планированию, анализу, созданию новых проектов и концепций встречаются у взрослых не так уж часто. Поэтому детский период, время бурных фантазий, стоит использовать по-другому. Развитие творческого мышления принесет намного больше пользы.

В реджио-педагогике для этого используются методики создания проектов. Проект объединяет и сбор информации, и анализ, и чтение, и счет, и письмо, и рисование. А еще его надо уметь оформить, представить и «защитить» аргументами. Проекты — способ активно развивать образное мышление и обучаться базовым навыкам в процессе, не ставя их самоцелью процесса образования.

Источники: https://7sisters.ru/children/102961-redzhio-pedagogika-6-pravil-vospitaniya-po-italyanski.html, https://MedAboutMe.ru/articles/u_detey_100_yazykov_6_pravil_uchitelya_v_redzhio_pedagogike/, https://mel.fm/detskaya_psikhologiya/9835246-regio
Ирина Кузьмина
/ автор статьи
Имеет высшее образование. Участвовала в составлении книг для публикации "Уход за собой - выработай привычку" . Профессионально занимается корректурой.
Написано статей
8
Ссылка на основную публикацию

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: